vdinets (vdinets) wrote,
vdinets
vdinets

Category:

Про оставшихся

Несколько лет назад я как-то упомянул в ЖЖ факт, хорошо известный всем давно уехавшим на Запад: с каждым годом становится все труднее общаться с соотечественниками, оставшимися в России. Несколько российских читателей попросили меня объяснить, что я имею в виду. Я обещал, но в то время по ряду причин так и не объяснил, а потом мое понимание проблемы стало постепенно меняться. Однако обещание надо сдерживать, так что вот текстик на эту тему, хотя и несколько сырой и до конца пока не продуманный.



У историков есть такое понятие - асабийя. Термин введен в историческую науку в XIV веке интереснейшим мужиком по имени Ибн-Хальдун, и обозначает способность людей к кооперации. Ибн-Хальдун подметил, а более поздние историки подтвердили, что именно этот параметр определяет успех того или иного общества и его способность противостоять внешним наездам и сползанию в хаос. Я как-то рассказывал об этом подробнее.

Историкам известно также, что если власти на протяжении долгого времени пытаются выбить из людей способность к самоорганизации, им это зачастую удается и негативный эффект может сохраняться десятилетиями, а то и веками.

В сегодняшней России с асабийей дела обстоят, мягко говоря, не лучшим образом. Меня всегда поражало, что жители какого-нибудь поселка чуть ли не с Октябрьской революции проклинают бездонную лужу на главной улице, которая им всем отравляет жизнь, без конца трясут районные власти, чтобы те приняли меры, но им и в голову не приходит скинуться, купить грузовик-другой щебня и лужу засыпать. Как это отражается на уровне политической активности (я не имею в виду треп в интернете), вам и без меня известно.

Одно из необходимых условий хорошей асабийи - взаимное доверие. В России верить не принято. Все ожидают друг от друга разводок - и это ожидание обычно оправдывается. Такую интенсивность всеобщего взаимокидалова, как в России, можно найти еще только в Африке, да и то не везде.

Жизнь среди всеобщего недоверия приводит к совершенно фантастической паранойе. Пока я жил в России, я думал, что иначе не бывает, пока не поговорил на какой-то пьянке с американским дипломатом. Он перед тем провел неделю, впервые общаясь с российскими коллегами, и был вне себя от избытка чувств.

"Представляешь, - смеялся он, - они все посмотрели фильм "Три дня Кондора" и теперь абсолютно уверены, что на Западе все действительно именно так и работает!" Фильм, о котором идет речь - боевик 1980-х годов, герой которого, агент ЦРУ, последовательно обнаруживает, что его начальство, правительство, вообще все вокруг - участники кошмарного, бесконечно разветвленного заговора.

У жителей России абсолютно не укладывается в голове, что подавляющее большинство происходящих в мире событий объясняются либо лежащими на поверхности причинами, либо общим бардаком, свойственным нашей цивилизации. Во всем они видят тайные заговоры, загадочных кукловодов, хитроумные козни врагов. Российское правительство стало довольно умело эту национальную черту использовать в анти-западной пропаганде начиная с американских бомбежек Сербии в 1999 году. Совершенно очевидный факт, что у США в этом конфликте не было и не могло быть никаких целей, кроме официально заявленных гуманитарных, настолько противоречит российскому гештальту, что в него не верит, кажется, ни один житель РФ. За прошедшие 14 лет мне предложили не меньше полусотни совершенно маразматических теорий о "подлинных" мотивах коварных империалистов, одна другой комичнее: то ЦРУ собиралось войти в долю на косовском рынке наркотиков, то Штаты решили тянуть через тамошние горы нефтепровод (из Черногории в Албанию, надо думать, потому что больше там некуда), то Сербию наказывали за покупки российского оружия вместо американского. Иногда эта вера в засекреченность, таинственность, схваченность и купленность мира принимает совсем уж гротескные формы. Российские коммунисты, например, на полном серьезе уверяли меня, что все революции обязательно проплачены кем-то извне. Это как если бы католики стали утверждать, что обращение народа в христианство может быть только результатом дьявольских козней. Мысль о том, что никакому Госдепу не по карману вывести под полицейские дубинки - или уговорить не выходить - несколько миллионов человек, у которых дома дети, в России кажется смешной и наивной, хотя любому человеку из психически здоровой страны это опять же очевидно.

Я знаю, что бывают случаи, когда сломанные часы показывают правильное время и какая-нибудь корпорация United Vegetable действительно тайно способствует перевороту в какой-нибудь Санта-Банании. Я также знаю, что любители теорий заговоров есть в любой стране, а в некоторых странах в местные версии верят почти все. На Ямайке, например, поголовно верят в тайный анти-негритянский заговор белых, а в Индонезии - во всепроникающую китайскую мафию. Но такой массовой веры в тотальную пронизанность мира секретами, как в России, я не видел нигде, кроме некоторых стран Ближнего Востока. Там тоже убеждены, что человечеством управляют тайные жиды и весь Запад только и думает, как бы поковарнее обидеть мусульман.

Сделать с этим, в общем-то, ничего нельзя. Идея о всесильной мировой закулисе ничем по сути не отличается от идеи о всемогущем боге: ее невозможно доказать и почти невозможно опровергнуть, особенно если пациенту с ней жить комфортнее. Любые попытки что-то кому-то объяснить быстро превращаются в перебранку о том, у кого больше промыты мозги, а это вроде спора южного корейца с северным о том, где еда вкуснее: словами ничего не добьешься. И про всеобщие заговоры что-то объяснять тоже бесполезно, потому что ты говоришь с людьми, у которых никогда не было нормального правительства и правового государства. Начиная как минимум с крещения Руси, власть всегда была черным ящиком, все процессы в котором соответствовали фальшивой цитате из якобы Черчилля про драку бульдогов под ковром. Ну попробуйте объяснить, не применяя конспирологию, почему Навального сначала посадили, а потом отпустили.

И я долго думал, что эти причуды российского мышления объясняются именно спецификой местной истории: традиционной отдаленностью народа от власти, византийской непрозрачностью "верхов", бесконечной вялотекущей партизанской войной "низов" за выживание под непрекращающимся дождем идиотских, никакой логикой не объяснимых законов и установок.

А последнее время мне все чаще кажется, что причинно-следственная связь тут двусторонняя. Что власти так ведут себя потому, что народ ничего другого от них не ожидает. Что митинги приходится проплачивать, потому что бесплатно почти никто не пойдет. Что все друг друга кидают просто потому, что грех не кинуть, если тебе все равно не верят. И что эту положительную обратную связь разорвать в принципе невозможно.

Но я патологический оптимист. Вопреки очевидности, я надеюсь, что рано или поздно психология взаимоотношений изменится и люди перестанут воровать друг у друга серебряные ложечки. Что народ все-таки дотумкает: если ждать, когда ваш митинг проплатит Госдеп, то приличных размеров митинга не будет никогда, а закон о принудительном забое детей с четным числом букв в фамилии на органы для пересадки примут очень скоро. Каждый раз, как я читаю о каких-нибудь волонтерах, тушащих лесные пожары, или девчонках, не побоявшихся что-то пропищать про Главного вампира в его личном капище, мне хочется верить, что это ростки чего-то здорового.

Хотя умом я понимаю, что подобная наивность уместна только на Западе, а у России свой путь, и спасти ее может разве что ну очень разветвленный тайный заговор.



Sorry, no time for English translation :-(
Tags: original_texts, politics, russia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 175 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →