vdinets (vdinets) wrote,
vdinets
vdinets

Categories:

Чукча не читатель

Несколько месяцев назад одно российское издание обратилось ко мне с просьбой дать письменное интервью о научно-популярной литературе. Видимо, мой ответ на их вопрос редакцию не устроил, потому что больше я от них ничего не слышал. Чтобы текст не пропал, сохраню-ка я его здесь.



Вопросик: Что именно Вы у Даррелла и других писателей особенно любите (можно книги целиком, можно прямо конкретные отрывки) и почему? Как складывалась Ваша история чтения — Вы ведь что-то прочитали уже взрослым, в Америке? Как воспринимается Даррелл с точки зрения зоолога — что описанное им устарело, а что нет, какие неожиданные вещи оттуда можно почерпнуть? Оправдывались ли Ваши ожидания, сформированными книгами, в реальности? Есть ли там фактические ошибки, предрассудки или открытия? Как к Дарреллу и остальным относятся в академических кругах? Насколько он повлиял на Ваш стиль: например, Даррелл довольно много пишет о человеческих отношениях, равно как и Вы об отношениях с женщинами — есть ли тут его влияние? Есть ли какие-то общие главные элементы у любой хорошей книги о животных? Есть ли современные достойные писатели-натуралисты? О каких животных и/или странах пишут чаще и охотнее всего и почему? И можете ли Вы составить условно "рекомендованный список для чтения"? И так далее, и тому подобное в этом ключе — все, что покажется Вам важным.

Ответик: Я пару раз пытался написать на предложенную вами тему, но ничего не получалось. Дело в том, что Даррелла и другую научно-популярную классику я в основном читал довольно давно, лет двадцать-сорок назад. Сейчас мне, как профессиональному зоологу, приходится в основном читать научные статьи, а на научно-популярные книги времени обычно не хватает. На художественные книги мне его тоже не хватает, к тому же с годами стало понятно, что реальные истории обычно интереснее вымышленных или обработанных. Если время вдруг появляется, я обычно трачу его на написание своих книг, а не на чтение чужих - разница примерно такая же, как между игрой в хоккей и просмотром матчей по телевизору.

Недавно, правда, впервые прочитал трилогию Даррелла про Корфу в подлиннике и получил море удовольствия. Хотя переводили его на русский неплохо, все же очень многое неизбежно потерялось, а кое-чего я, живя в совковой изоляции, просто не понимал. Но эти книги в его творчестве стоят несколько особняком: это не научпоп, а просто очень хорошая художественная литература, недаром они включены в Англии в школьную программу.

Мне трудно сказать, насколько Даррелл повлиял на мой стиль, потому что я не могу отделить его влияние на мой стиль от его влияния на мою биографию в целом. Я впервые познакомился с его книгами очень рано, еще до школы, и для меня было полным откровением существование не только подобного жанра литературы, но и подобного образа жизни. Стандартной "советской мечтой" в то время было поступить в институт (чтобы не идти в армию и потом на завод), после института устроиться на работу в другой институт и там работать (а чаще изображать работу) до пенсии, в лучшем случае выбираясь раз в год в турпоходы. Книги западных натуралистов большинство моих сверстников воспринимало как своего рода научную фантастику: что толку мечтать о кораллах и джунглях, если ты пожизненно заперт в закрытой, очень провинциальной и к тому же быстро деградирующей в интеллектуальном плане стране. А я уже тогда стал зоологом и путешественником, пусть даже мой дошкольный опыт ограничивался ближним Подмосковьем. То, что я много пишу о человеческих отношениях - не подражание Дарреллу и вообще не осознанный выбор, а просто невозможность разделить "служебное" и "личное". Даже когда я подолгу вынужден сидеть дома и не имею возможности заняться чем-то более романтичным, чем смена дочкиных подгузников, я все равно путешественник и зоолог: я слышу каждый посвист гаички за окном и жадно ловлю новости об открытии нового заповедника в Боливии или новой горной дороги в Бутане. Если бы тогдашнее КГБ не было таким же насквозь прогнившим, как и вся империя, оно бы, наверное, уже в шесть лет завело на меня дело со штампом "склонен к побегу".

Конечно, Даррелл изменил не только мою жизнь. Он намного опередил свое время и был одним из авторов, благодаря которым зоология из чисто академической дисциплины превратилась в общественное движение по спасению мировой фауны от вымирания. Даррелл, например, первым предложил сделать зоопарки центрами разведения исчезающих видов для последующего возвращения в природу. Без него и еще нескольких человек, раньше других понявших, к какой катастрофе мы движемся, наша планета сейчас была бы намного беднее и скучнее, хотя, конечно, очень многих потерь избежать не удалось и разрушение земной биосферы идет все быстрее с каждым годом. Так что пользоваться его книгами в качестве путеводителей не стоит: вам придется обнаружить, что Корфу сплошь застроен отелями "все включено", вокруг Эдвенчер тянутся бесконечные рисовые поля, да и в Бафуте лесов почти не осталось.

Любителям научно-популярной литературы о природе я могу дать только один совет. Не так важно, какую книгу вы читаете - главное читать ее в самолете или поезде по пути в какое-нибудь неизученное место, а не дома на диване. Ведь валяться на диване вы и через сорок лет сможете, а волшебных уголков с кучей невиданного зверья к тому времени не останется.

Tags: original_texts, q&a
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments