vdinets (vdinets) wrote,
vdinets
vdinets

Categories:

Конго

В Африке есть два Конго: Народная Республика Конго, она же Конго-Браззавиль, она же бывшее Французское Конго, она же "Хорошее Конго", и Демократическая Республика Конго, она же Конго-Киншаса, бывшее Бельгийское Конго, Конго-Заир, "Плохое Конго" или "Сердце Тьмы". Разница между ними в основном в том, что в Хорошем Конго гражданская война закончилась три года назад, а в Плохом все еще продолжается в глубинке. В 2005 году я провел несколько дней в Плохом Конго и получил такую дозу приключений, какую в других африканских странах и за десять лет не огребешь. За эти же несколько дней мне удалось увидеть мое первое лавовое озеро и двух редчайших зверей Африки (один из них с тех пор, к сожалению, вымер). Естественно, Конго навсегда осталось в моем списке мест, куда надо заглядывать при любой возможности - наряду с Антарктикой, Амазонкой, Борнео, Мадагаскаром, Гималаями и северными берегами Тихого Океана.



В этот раз причуды ценовой политики африканских авиакомпаний привели нас в Хорошее Конго. Lonely Planet утверждает, что визы там можно получить в аэропорту Браззавиля. Оказалось, однако, что для этого нужно приглашение и бронь в отеле. Пришлось посылать аборигена, чтобы забронировать для нас места в отеле (потом он потребовал 50 долларов за услугу). Мы сразу же узнали про Конго много интересного. Например, что тут практически не бывает туристов (нам пришлось объяснять пограничникам значение этого слова); что это жутко дорогая страна (еда стоит примерно столько же, сколько в Штатах, а отели - столько, сколько в Европе); что при этом тут никто не пристает на улице к иностранцам, ничего не клянчит и вообще не обращает на белых никакого внимания; что все местные жители говорят по-французски, а кое-кто даже по-русски, но практически никто - по-английски; что столица наводнена китайцами, которые, видимо, за ближайшие несколько лет создадут тут более-менее нормальную инфраструктуру.

Нам повезло: в аэропорту мы познакомились с местным жителем по имени Джон-Клод, который пригласил нас погостить у себя дома. Дом неплохо зарабатывающего браззавильца - это бетонный кубик с маленьким двориком и высоким забором на заваленной толстым слоем полиэтилена улице. Хотя город стоит на самой большой реке Африки, водопровод тут не работает, да и свет периодически отрубают на много часов. Мы каждый день покупали еду и готовили ужин на всю семью на угольной жаровне. Жители Конго - очень веселый народ. Практически любая беседа, даже при почти стопроцентном языковом барьере, быстро переходит в общую ржачку. Если, сидя в медленно едущем такси, громко чихнуть, сразу несколько прохожих хором желают тебе здоровья.

Был конец сезона дождей: по вечерам иногда проходили грозы, но дождь почти не долетал до земли. Зато круглые сутки было жарко (33-35 С) и очень влажно. Необычная жара была тяжелым испытанием даже для местных жителей, которые ходили по улицам с большими простынями для вытирания пота с головы. К сожалению, христианские миссионеры обрекли население страны на непрерывные мучения, вбив в головы аборигенов уверенность, что ходить в шортах или без рубашки неприлично. Пришлось и нам следовать идиотским правилам. Если я когда-нибудь стану вождем местного племени, моим первым приказом будет распинать всех заезжих миссионеров на крестах, воткнутых в муравейники. Разумеется, в моем племени любая одежда будет считаться верхом непристойности (и не забыть бы про prima noctum!).

Мы потратили несколько дней на получение габонских виз и прочую беготню по офисам. Оказаться в столице тропической страны с отличными лесами и несколько дней безвылазно торчать в столице - кошмар натуралиста. Браззавиль, к тому же, городок довольно скучный, хотя и приятный. Редкие асфальтовые улицы разделяют большие жилые кварталы с песчано-полиэтиленовыми дорожками. Каждый такой квартал - большая община, вроде махалли в узбекских городах, где все друг друга знают.

В каждом из двух Конго есть по одному банкомату, принимающему иностранные карточки, но лучше приезжать с мешком налички - на случай, если в этом банке не окажется денег, электричества или еще чего-нибудь. Банкоматы работают круглосуточно, но на ночь помещения, в которых они находятся, запираются в целях безопасности. Интернет в центре хотя и медленный, но по сравнению с Эфиопией - просто сказка. Мы даже нашли халявный (хотя и тормозной) wi-fi в ресторане "Мандарин", где и проводили полуденные часы, наслаждаясь кондиционером и мороженым. С едой в Браззавиле вообще неплохо: на улицах продают свежие французские батоны, а в центре - шаурму и прочие вкусности. Есть и два супермаркета: "французский" (там ассортимент и цены, как в Париже, только скоропортящихся продуктов почти нет) и "китайский" (там еды мало и она вся подписана только по-китайски).

Нам очень хотелось попасть в национальный парк Одзала на севере страны - там есть лесные полянки-солонцы, на которых собирается множество горилл, бонго, лесных слонов и прочего зверья. Туристов в этом чудесном уголке бывает менее сотни в год. Оказалось, однако, что сейчас, в сезон дождей, на полянках ничего не увидишь. Тогда мы стали пробиваться в заповедник Люссио Луна, всего в 120 км от города, где тоже есть гориллы. Получение пустяшной бумажки-разрешения заняло целых пять дней. Мы договорились на всякий случай с двумя шоферами. Но наутро субботы один из них просто пропал, а второй обнаружил, что ночью у него украли почти все гайки с колес. Чтобы достать новые, нужна неделя. Так что завтра утром мы уезжаем в Габон, так и не сняв в конго ни одной фотографии. Крокодилов мы тут видели только на базаре: карликовых крокодильчиков местные жители привозят в город в мешках в качестве живых консервов. В лесах их уже почти не осталось. Авось в Габоне и Камеруне повезет больше.

Браззавиль стоит на широкой, грязной реке Конго, за которой виднеются небоскребы и трубы Киншасы. Киншаса больше Браззавиля во много раз - это третий по величине город Африки. На ее улицах гораздо больше пыли, людей и автомобильных пробок. Несмотря на жуткую нищету большинства кварталов, оба города довольно зеленые. В Киншасе свет отключают редко, а водопровод работает. (Говорят, что в других городах Плохого Конго все гораздо хуже). В каждом из двух городов считают, что на другой стороне реки сплошной бандитизм и бардак, на ходу подметки рвут и любого приезжего ограбят через 30 секунд после пересечения границы.

Кстати, Плохое Конго - одна из самых богатых природными ресурсами стран мира: там огромные запасы золота, урана, меди, полиметаллических руд и алмазов, а на побережье есть нефть. Народу этой страны, однако, досталось больше, чем всем остальным в Африке. В колониальные времена Конго-Заир было личной собственностью бельгийского короля Леопольда. Леопольд расписывал всей Европе, как он строит в Конго школы и развивает изящные искусства, а на самом деле бельгийцы спускали каждой деревне план по заготовке каучука и за его невыполнение отрубали руки всем жителям. Потом началась чехарда про- и антисоветских диктатур, сопровождавшаяся 50 годами гражданской войны с участием армий и бандформирований шести африканских стран. В Хорошем Конго полезных ископаемых немного меньше, и история у него несколько менее кошмарная.

Пересечение речки между Браззавилем и Киншасой занимает 20 минут. Еще четыре часа уходит на прохождение пограничного контроля (не считая времени на получение виз). Мы поехали в Киншасу на день, чтобы заглянуть в соседний заповедник бонобо (карликовых шимпанзе). Из-за дурацких задержек на границе экспедиция растянулась на полтора дня, из которых в заповеднике удалось провести совсем мало времени.

Впрочем, бонобо в лесу вообще мало кому удается увидеть. Обычные шимпанзе широко распространены на северном берегу Конго и в других частях тропической Африки, так что в природе их не видел только ленивый. А бонобо водятся только в Плохом Конго, на южном берегу реки. Биологически бонобо - наши ближайшие родственники, так что понаблюдать за ними в естественной обстановке было очень интересно. Они гораздо менее агрессивны, чем обычные шимпанзе, и обычно решают все проблемы общения с помощью секса, а не мордобоя. Они используют около десятка разных поз, не считая орального и мануального секса. В отличие от обычных шимпанзе, они не ведут организованных войн с другими племенами, не боятся воды (при нас один самец с удовольствием купался) и не нападают на людей. В общем, замечательные ребята - кто-то из приматологов даже прозвал их "обезьяны-хиппи".

В Киншасе мы ночевали у друзей Джон-Клода, которые располагают настоящим, круглосуточно работающим, холодным душем - давно мы не получали такого удовольствия! Увы, при прохождении нами погранконтроля на пути к заветной лодке обратно в Хорошее Конго одного из наших друзей стали пугать арестом за несанкционированное общение с иностранцами, и ему пришлось откупаться от ментов. Вообще, вылазка в Киншасу нам влетела в такую копеечку, что вряд ли имела смысл (про нервотрепку я уже молчу).

В день нашего возвращения в Браззавиль черт принес в Конго президента лягушатников Саркози, из-за чего оба города встали на уши, такси, инет и сотовая связь практически перестали функционировать, а электричество даже в заведениях с генераторами давало перебои. Мало мы им навешали на Березине!
Tags: africa, travel
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments