vdinets (vdinets) wrote,
vdinets
vdinets

Categories:

Острова пряностей

Молуккские острова когда-то были основной приманкой для европейских и арабских мореплавателей: несколько маленьких островных султанатов обладали монополией на производство пары видов пряностей, пользовавшихся ажиотажным спросом в Средние века.
Во время Наполеоновских войн англичане вывезли в свои колонии саженцы бесценных растений, монополия испарилась, и острова постепенно стали тихой индонезийской глубинкой.

На остров Хальмахера мы добрались, чтобы посмотреть на редких птичек - особенно на чудесное создание под названием флагокрыл Уоллеса (Wallace's standardwing, фотка с birdingidonesia.com). Это единственная райская птица за пределами Новой Гвинеи и ее ближайших окрестностей.

Мы честно встали в полпятого утра и пошли смотреть ток. Самцов на току было всего пять-шесть, танцы закончились с рассветом, к тому же было пасмурно и временами накрапывал дождь. Сочетание густой листвы, полумрака и невезения привело к тому, что птичек мы так толком и не сфотографировали (правда, по пути на ток щелкнули редчайшую питту, спавшую на веточке).

Еще недавно на этот ток слетались десятки самцов. Но за последние годы первичный лес, покрывавший горы Хальмахеры, превратился в мозаику вторичных лесов, зарастающих вырубок, посадок бананов и маленьких полей среди зарослей. Звуки бензопил слышны практически постоянно. Популяция райских птиц сократилась до минимума и вот-вот исчезнет. Есть еще второй ток, на другой стороне острова; его окрестности объявлены национальным парком, но тоже постепенно осваиваются человеком. За посещение тока с туристов берут довольно приличные деньги, но на положении флагокрылов они никак не отражаются.

То же самое мы наблюдали по всей Индонезии: леса исчезают. Остров может казаться сплошь зеленым с самолета, но это уже не лес, а сельскохозяйственные угодья: посадки масличной и кокосовой пальмы, гевеи, какао, пряностей, тика, хинного дерева и так далее. На Яве, Суматре, Бали, Сулавеси лес уцелел только на вершинах гор и в постепенно тающих национальных парках. Во внутренних частях Борнео его пока много, но там и темпы вырубки выше. На Сумбе и Тиморе от естественной растительности вообще остались только полоски кустарника по склонам глубоких оврагов. А на плантациях пальм и бананов, пастбищах и саваннах на месте сведенных высокоствольных лесов почти ничего не водится. Дело в том, что до прихода земледелия острова Индонезии были покрыты лесом почти сплошь. Поэтому здесь, в отличие от, например, Восточной Африки или Индии, очень мало растений и животных, способных жить на открытых местах и лишенных подлеска плантациях.

Национальные парки как бы охраняются, но на практике крестьяне окрестных деревень потихоньку вырубают их со всех сторон. Читая отчеты людей, бывавших здесь несколько лет назад, видишь, что край леса почти везде отодвинулся на расстояние от одного до десяти километров. А внутри парков народ довольно спокойно охотится на все, на что хочет: немногочисленной охраны хватает только на взимание денег с туристов.

В Индонезии модно держать лесных птиц в клетках. Несколько видов из-за этого уже практически вымерли в природе, десятки других стали очень редки. У элиты символом крутизны считается клетка с балийской майной. Центр по разведению этих белоснежных скворцов в нацональном парке Бали Барат несколько лет назад подвегся вооруженному ограблению: бандиты с автоматами забрали всех птиц. На Суматре, Яве, Калимантане можно пройти по сельской улице и сразу понять, остались ли в окрестностях леса: если да, в висящие под крышами домов малюсенькие клетушки втиснуты яркие листовки и кустарницы, а если нет, там сидят только серые бюльбюли, горлицы и канарейки. На Сулавеси птиц в клетках держат реже, поэтому в радиусе десятка километров от деревень (т. е. почти везде) можно увидеть не только воробьев и стрижей, но и прочую мелочь: вьюрков, нектарниц, белоглазок. На Молуккских островах держат алых попугаев-лори, приковав их маленькими наручниками к жердочке - там они потихоньку сходят с ума от одиночества. Особенно любят держать попугаев местные полицейские, у которых есть возможность привозить их из инспекционных поездок по дальним островам, где эти лори пока не совсем выловлены. После выхода первых фильмов про Гарри Поттера по стране прокатилась еще мода на сов, но, слава богу, быстро закончилась.

В национальном парке Комодо егерь парка предлагал нам купить за две тысячи долларов редчайшего тиморского питона, только что пойманного, длиной всего в полметра. "Эх, - огорчался наш попутчик, местный подводный фотограф, - была бы у меня сейчас британская виза, я бы этого питона под футболку и на самолет... в Лондоне он вдвое больше стоит."

А на птичьих рынках - например, в Йогьякарте - совершенно открыто продают долгопятов и прочую формально охраняемую живность. Уверен, что там и зверей покрупнее можно достать. Потом эти редкости - те пять-десять процентов, которые переживут перевозку с передачей из рук в руки в Москве, Абу-Даби или Гонконге - медленно умирают в квартирах "новых русских", "новых китайцев" и прочих людей с лишними деньгами.

В общем, если вам небезразлично будущее живой природы, поездка в Индонезию - верный способ испортить себе настроение. А ведь такая чудесная страна...
Tags: indonesia, travel
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments