Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

daisy

Malet e Sharrit



Sharr Highlands National Park, Kosovo. This charming little country is a pain to enter legally, but you can walk straight into its most scenic part across the seldom-patrolled Macedonian border. The photo was taken near one of 15 known colonies of the rare and little-known Felten's vole (Microtus felteni); I saw the vole but didn't get a photo.

Национальный парк Шаррские высокогорья, Косово. Попасть в эту чудесную маленькую страну легально довольно сложно, но можно зайти прямо в самую красивую часть через почти неохраняемую границу с Македонией. Фотка снята возле одной из 15 известных колоний редкой и малоизученной полевки Фелтена; мне удалось увидеть зверушку, но не удалось сфотографировать.
croc

Пещера Волчьей скалы / Wolf Rock Cave



По количеству пещер Луизиана, кажется, занимает последнее место в стране. Насколько я знаю, в нашем штате их ровно одна штука. После дырявого насквозь Теннесси мне тут очень не хватает возможности полазить под землей, так что я не поленился съездить в эту единственную пещеру, хотя она и совсем маленькая.

Louisiana seems to have the smallest number of caves in the country: as far as I know, there is only one cave in our state. After holes-riddled Tennessee, I miss the opportunity to sneak underground, so I decided to check that sole cave out, even though it's very small.

Collapse )
croc

тайны камерунских джунглей / mysteries of Cameroon jungle


Синеклювый малимбе/Blue-billed malimbe (Malimbus nitens), posted at http://www.flickr.com/photos/seth_of_rabi/2666768103/ by seth_of_rabi.

В прошлом году нам довелось побывать в одном из самых чудесных уголков Африки - национальном парке Коруп в Камеруне, на границе с Нигерией. Это здоровенный массив старовозрастного дождевого леса, необыкновенно красивый и битком набитый фантастической живностью.

В отличие от саванн Южной и Восточной Африки, где каждый мангуст давно изучен и сфотографирован, леса Западной и особенно Центральной Африки скрывают множество малоизученных или совсем не изученных зверей и птиц, которых мало кто видел и никто не фотографировал в природе.

В тот раз я искал в основном карликовых крокодилов, скрытных обитателей лесных омутов и болот. Рейнджер парка сообщил мне странную вещь: узнать, что в пруду есть карликовые крокодилы, можно по присутствию на его берегу редкой красивой птички из семейства ткачиковых - синеклювого малимбе (название ткачики-малимбе получили в честь народного инструмента типа ксилофона, на звук которого похожи их песенки). Якобы птицы строят гнезда на ветках, свисающих над водой возле гнезд крокодилов, так что крокодилы обеспечивают им защиту от змей, варанов и обезьян.

Из многих омутов, обследованных нами в Корупе, крокодилы обнаружились только в двух - и по берегам обоих жили синеклювые малимбе, которых больше нигде в парке мы не видели.

На днях я решил наконец выяснить, известно ли обо всем этом кому-либо еще. Оказывается, связь синеклювого малимбе с карликовыми крокодилами уже описана (по наблюдениям из Ганы и Нигерии), но пока считается только гипотезой.

Надо будет опубликовать где-нибудь заметку с нашими камерунскими наблюдениями.

Collapse )
croc

медведи на Аляске

В связи с протекающей в ЖЖ дискуссией по поводу Кроноцкого заповедника (ссылки давать не буду, дабы не подливать масла в огонь) участники спора часто приводят в качестве аргумента нацональные парки Аляски: "а вот у них..."

Поскольку я недавно оттуда вернулся, дам маленькую справку.

1. В нацпарках Аляски сопровождением туристов занимаются сотрудники парков - park rangers. Даже если вы приезжаете с коммерческим туром и у вас свой гид, в особо медвежьих местах вас обязательно сопровождает сотрудник парка.

2. Однако таких мест, где сопровождение обязательно, на всю Аляску только три (в том числе река McNeil, где сняты большинство фоток медведей, ловящих лосося), а по всей остальной территории нацпарков и во всех заказниках (National Wildlife Refuges) можно ходить самому без всякого сопровождения на свой страх и риск. Вплоть до прошлого лета в нацпарках запрещалось носить огнестрельное оружие - только баллончики.

3. Каждый год по тайге и тундре Аляски гуляют сотни тысяч людей, в том числе десятки тысяч приезжих "чайников", многие - без оружия. Тем не менее за последние 11 лет от нападения медведей на Аляске погибло ровно пять человек. Из них двое были убиты медведем в палатке (вместе), один - в кемпинге в черте поселка и двое - Тимоти Трэдвелл с подругой. Тимоти много сезонов прожил на полянке у нерестовой реки в окружении десятков медведей и в конце концов погиб исключительно по вине службы национальных парков, которая стала выпускать отловленных в других частях Аляски "проблемных" медведей возле его палатки. Ни одного случая нападения медведей на группу из более чем двух человек не было никогда; единственное исключение - медведь, который только что съел Тимоти с его девушкой и напал на прибывших на место происшествия рейнджеров парка.

4. Это поразительно мало, если учесть, что бурых медведей на Аляске около 30 тысяч, плюс неизвестно сколько черных (от 20 до 50 тысяч, по разным оценкам) и несколько тысяч белых. В национальном парке Денали, где невооруженные туристы ходят в многодневные маршруты по кишащей медведями тундре, не было ни одного нападения медведя на человека. Во многих поселках и даже небольших городах медведи по ночам разгуливают по улицам.

5. Подведем итог: в целом администрация Кроноцкого заповедника и Южно-Курильского заказника организует посещение "медвежьих" мест вполне в соответствии с международной практикой. При этом опасность нападения, мне кажется, несколько преувеличивается. Другой вопрос, что и Долине Гейзеров, и Курильскому озеру больше подошел бы статус национального парка, но учитывая, что в России нацпарков мало и охраняются они слабее, чем заповедники, сейчас, наверное, лучше ничего не менять. Тем более, что мест, где можно погулять без сопровождения, на Камчатке хватает. Посещение конкретно Долины Гейзеров лично я бы организовал несколько по-другому, но это уже частности.
track

100 Best

Обновил мой личный списочек самых красивых мест мира (перечисленных в случайном порядке). Планируется постепенно довести его до 100, может быть, вычеркнув кое-что в процессе.

Collapse )
  • Current Mood
    tired tired
  • Tags
croc

Острова пряностей

Молуккские острова когда-то были основной приманкой для европейских и арабских мореплавателей: несколько маленьких островных султанатов обладали монополией на производство пары видов пряностей, пользовавшихся ажиотажным спросом в Средние века.
Во время Наполеоновских войн англичане вывезли в свои колонии саженцы бесценных растений, монополия испарилась, и острова постепенно стали тихой индонезийской глубинкой.
Collapse )
croc

Степные приключения - 4

Луговые степи, они же лесостепи, они же tallgrass prairies, были за последние два века полностью распаханы и в России, и в США. В России уцелели только маленький Центрально-Степной Заповедник под Курском, Даурский Заповедник в Забайкалье и еще несколько клочков, в США - крошечные участки утиных заказников. Сейчас в США высокотравные прерии понемногу восстанавливают, за большие деньги скупая участки плодородного чернозема. Самый большой - Tallgrass Prairie National Preserve в Канзасе.

Collapse )
Photos co-authored almondd
croc

Драконовы горы

С тex пор, как два месяца назад мы доехали до северной Намибии, африканские пейзажи не радовали нас разнообразием. Холмистые равнины, низкие плато, сухие редколесья и саванны, серо-желтые в сухой сезон... Нам это немножко надоело, и мы решили прокатиться в горы Дракенсберг на границе южноафриканской провинции КваЗулу-Наталь с королевством Лесото.

Горы там очень красивые - нечто среднее между центральным Копетдагом и севером Шотландии. К сожалению, все автомобильные дороги кончаются в предгорьях, на высоте около 1500 м, а чтобы добраться до высокогорий, надо идти в длинный пеший поход. Только одна дорога поднимается до 2860 м (перевал Сани).

Мы посмотрели три самых красивых долины Дракенсберга (Cathedral Peak, Royal Natal и Giant's Castle). Флора там интересная - дикие гладиолусы, древовидные папоротники, цикадовые и так далее - но с окрестностями Кейптауна не сравнить. Фауна тоже не особенно впечатляет. Зато наскальные рисунки, оставленные вымершими в XVIII веке горными бушменами, гораздо интереснее всex, виденных мной в Африке. И просто погулять по субальпийским лугам там очень приятно.

В предгорьях водится три вида журавлей, один другого красивее: бородатый, голубой и венценосный. Последних больше всего: мы видели стаю из полусотни птиц.

В Giant's Castle можно снять на день комфортабельный домик-скрадок на вершине обрыва, часто посещаемого редким орлом-бородачом. Вам выдают ведро говяжьих костей, которые надо высыпать под окнами скрадка в качестве приманки. Мы просидели в домике четыре часа, но видели только больших воронов, очень красивых канюков и шакала, да еще капский сип пару раз мимо пролетел.

Первые дни погода по утрам была чудесная, но к вечеру портилась - нам пришлось несколько часов ждать, пока пройдет паводок на одной речке (вода шла метра на два поверх моста) и долго петлять в густом тумане по извилистым горным дорогам. Наша машина, обладающая поразительной способностью ломаться в самый неподходящий момент, и тут нас порадовала: перестали работать дворники.

На третий день нам пришлось подниматься к перевалу Сани по очень крутой и скользкой колее под проливным дождем, в непроглядном тумане, с неработающими дворниками. Но зато едва мы пересекли границу с Лесото, как дорога поднялась выше облаков, и мы оказались на залитом солнцем полынном плато, удивительно похожем на высокогорные долины Киргизии. Даже в пастухах овечьих отар, чернокожих басото, было что-то центральноазиатское.

Одна из гор этого плато - высшая точка южной части Африки (3400 с чем-то метров), но мы так и не выяснили, какая именно, поэтому сбегали на придорожную горку высотой 3350-3370 м (показания GPS все время менялись), полюбовались альпийскими цветочками, птичками, крысками и ящерицами и нырнули обратно в туман.

Сейчас мы на побережье в области Транскей, чуть южнее Дурбана, и пробудем тут пару дней перед долгим переездом дальше на юг.